В повседневной жизни мы часто сталкиваемся с ситуациями, которые доставляют нам неприятности - близкие не понимают, жизнь утратила вкус и остроту, а прошлый опыт мешает сделать шаг в направлении счастья. Ответной реакцией на это бывает не только раздражение, обида, уныние, но и настоящее эмоциональное страдание, от которого самому просто невозможно избавиться. Метод психоаналитической психотерапии (психоанализ) – это инструмент, с помощью которого человеку можно вернуть душевный комфорт и покой. Психоанализ помогает победить стресс, депрессию, фобии (страх перед чем либо), беспокойство, любые комплексы, при которых у человека занижена самооценка. Помогает избавиться от неуверенности, найти свои истинные цели и ориентиры в жизни, убрать дискомфорт в социальной сфере, наладить проблемные взаимоотношения родителей и детей, скорректировать поведение ребенка и многое другое. Иными словами, психоанализ делает человека эффективным во всех отношениях.

В первую очередь психоанализ помогает человеку разобраться в себе самом. Когда вы приходите на первый прием к психоаналитику, получаете понятное и подробное разъяснение того, что именно с вами в данный момент происходит и почему. Вопросы, на которые специалист попросит вас ответить, помогут ему прояснить природу ваших негативных переживаний. В зависимости от сложности проблемы, с которой вам пришлось столкнуться, психоаналитик предложил удобное для вас время проведения сеансов (сессий). Каждая сессия длится 50 минут, в течение которых происходит работа с вашими переживаниями.

В Европе и в Америке психоанализ поддерживается на государственном уровне. Это значит, что по медицинскому полису любой человек может получить терапевтическую помощь у психоаналитика. В России психоанализ развивается с 1993 года. Сейчас развитию этого направления активно способствует Австрийский институт психоанализа Зигмунда Фрейда. В нашей стране имеется несколько крупных институтов психоанализа. В Санкт Петербурге это Восточно-Европейский Институт Психоанализа, в Москве – три профильных психоаналитических института, на Южном Урале – Челябинский институт психоанализа.

 

Отношения психиатрии и психотерапии

Каждый психиатр, если он хочет иметь успех в своей деятельности, и до известной степени каждый врач должен иметь ориентировку в вопросах психотерапии, психического лечения в широком смысле, понимая здесь как различные специальные методы, например гипноз, психоанализ, так и создание для больного такого режима, в котором все способствовало бы увеличению положительных суггестивных моментов и исключало бы возможность психической травматизации. При большой внушаемости как душевнобольных в собственном смысле, так и невротиков и пациентов с пограничными состояниями врач, хорошо знакомый с психологией больного и методами психического воздействия, может добиться большего успеха, применяя как будто самые простые средства.

Психотерапевтический момент играет большую или меньшую роль при всяком лечении, и конечно успех всех известных врачей-интернистов помимо их большого диагностического проникновения зависел в значительной мере от того, что они обладали даром вчувствования в психику больного, были психотерапевтами по интуиции. Роль суггестивных факторов в лечении вообще хотя никем не отрицается, но все же не сознается во всей полноте. Между тем можно определенно согласиться с теми врачами, которые говорят, что и действие лекарств часто сводится к внушению. Еще больше нужно подчеркивать, что нарушения принципов психотерапии в том или другом пункте, происходящие тем чаще, чем меньше врач знаком с ее основами, может причинить, и постоянно причиняет, больным очень большой вред.

 Неудачно формулированный вопрос, необдуманно сделанное замечание, план лечения, недостаточно учитывающий психическую сторону, не в достаточно осторожной форме выраженный ответ на часто задаваемые больным вопросы о характере их болезни или излечимости, в особенности свидетельства о болезни, грешащие чересчур большой категоричностью и определенностью в оценке заболевания, о сущности которого название не может дать ясного представления не-психиатру, все ото может быть причиной значительного ухудшения в состоянии пациента или даже появления каких-либо новых расстройств, возникших путем самовнушения, источником которых является врач, почему эти расстройства с полным правом могут называться иатрогенными.

 

Психиатр, чтобы принести максимум пользы больному и не быть невольной причиной вреда для него, таким образом должен быть по возможности и психотерапевтом. Сущность психотерапевтического воздействия, в какой форме оно бы ни предлагалось, сводится в конце концов к внушению. Это относится и к наиболее старому и испытанному методу—гипнозу, который долгое время был единственным и которым сравнительно до недавнего времени исчерпывалась вся психотерапия. Взяв от него самое существенное—момент суггестивности,—психотерапия под влиянием идей отдельных выдающихся представителей и творцов ее пошла до известной степени разными путями и разрослась в обширную область знания с большим количеством различных концепций генеза нервных расстройств и соответствующих методов лечения, хотя в конце концов вся она целиком выросла из одного и того же гипноза.